18+

Рейтинг:  3 / 5

Звезда активнаЗвезда активнаЗвезда активнаЗвезда не активнаЗвезда не активна
 

 

 

Памяти Ильи Олейникова. Веселые рассказы.


picture


 

бари алибасов: Сегодня исполняется 9 дней. Как ушел из жизни Илья Олейников (Клявер). Для кого-то он популярный артист, для кого-то он артист талантливый. Для меня это человек поистине великий, несмотря на то, что в жизни он себя так не позиционировал. Его душевность и простота были настолько естественными, что рядом с ним хотелось быть всегда долго и не расставаясь. Завидя его издалека, ноги сами бежали навстречу его долговязой усатой фигуре. Он как магнит притягивал своей теплотой и легкостью.


 

Как-то Илья записал мне целую кассету своих песен для начинающей тогда группы На-На. Он был автором и музыки, и слов. Пару песен мы даже начали репетировать, но, как это часто бывает, до премьеры мы их не успели сделать. А к следующей премьере (через полтора года) эта кассета затерялась. Как жаль! Так хочется послушать его именно сейчас. Предлагаю вам почитать пару небольших глав из его книги. Несколько дней назад, читая их, я во весь голос хохотал у компьютера в два часа ночи.


Несмотря на свой огромный рост, Илья никогда не боялся показаться маленьким. Может быть поэтому к нему так тянулись все артисты.

 

 


 

Илья Олейниов (Клявер).

ЧЁС. ЖЕНИТЬБА. 

Существует на эстраде вульгарное такое словечко «чес». Производное от глагола «чесать». То есть сыграть за минимум дней максимум  концертов на выезде. Понятно, что популярные артисты не шатались по «чёсам». Они честно рубили капусту, сидя в Москве или Ленинграде, а вот безвестная шушера вроде меня вынуждена была в поисках пропитания выезжать на село, где эти самые «чёсы» и практиковались.


Формировались такого рода бригады по принципу – скрипка, бубен и утюг. Два-три вокалиста, жонглер, фокусник, акробатка (чаще всего беременная), ансамблик и, конечно, ведущий. Мне посчастливилось съездить в одну чёсовую поездку, но впечатлений хватило на всю оставшуюся жизнь.


Бригадиром назначили Якова Исидорыча Кипренского – самого пожилого и умудренного. Яков Исидорыч всем был хорош, но имел один существенный недостаток – длинный язык. Время от времени он ляпал на сцене что-то такое, после чего ленконцертовскому руководству долго и нудно приходилось объяснять обкому КПСС, что «Кипренский имел в виду не политический наговор, как показалось, а совсем другое, и что по сути своей он патриот и абсолютно преданный режиму гражданин».


Обком неохотно прощал, но неутомимый Яков Исидорыч не давал себе подолгу расслабляться и достаточно скоро попадал в следующий переплет. Последней каплей, доконавшей и обком и Кипренского, стал концерт, проходивший в закрытом институте.


Актовый зал был заполнен до отказа, и по нему жаркими волнами разливалась духота. Часть зрителей, спасаясь от нехватки воздуха, открыла двери и встала рядом с портретами членов Политбюро ЦК КПСС, висевших на стене напротив.

 

Яков Исидорыч в это время находился на сцене и, увидев такую живописную картину, хотел было промолчать, но не смог. Мерзкий язык взял вверх, и Кипренский, внутренне понимая, что скандал обеспечен, но уже не в силах себя остановить, обратился к группе, стоящей рядом с портретами:

– Дорогие мои, что вы там застряли с этими коммунистическими членами? Идите к нам. У них там своя компания, у нас своя – нам делить нечего!

 

Такой вольности обком стерпеть был не в силах. Кипренскому разрешили работать только за пределами Ленинграда, но категорически не в нем самом. После этого ему оставалась одна дорога – на чес, в деревню. С ним любили ездить все артисты, так как основной чёсовый постулат – меньше дней, больше концертов – Кипренский проводил в жизнь, как никто другой.

 

Однажды в нашей поездке Кипренский встретился по делу с районным Секретарем по культуре. Им  оказалась женщина. Такая типично партийная дама. Губки бритвочкой, мужская стрижка и черный двубортный костюм. Сжав свои змеиные губки, она сухо выслушала Кипренского и дала разрешение. Кипренский прижался мясистым ртом к партийной ручке и привычно пригласил на концерт. А дама ему:

– А я слышала, что вы халтуру привезли.

На что Яков Исидорыч, не давая ей опомниться, с лета отвечает:

– А я слышал, что вы живете с ассенизатором!


Попрощался и вышел. А вечером раздался звонок. Звонил партайгеноссе Ленконцерта. Тот самый, который ходил в обком просить за Кипренского чуть ли не ежемесячно.


– Яша, – спросил он, – это правда?

– Скажи, что именно, и я развею все твои беспочвенные сомнения! – несколько витиевато отозвался Яков Исидорыч.

– Да я про эту стерву из райкома. Правда? Ты что, действительно сказал, что она живет с ассенизатором?

– Откуда такая осведомленность? – поразился Кипренский. – Еще и дня не прошло!..

– Телефонограмма пришла, – вздохнул партайгеноссе. По всему чувствовалось, что он порядком устал от Яшиных выходок, но предать не мог. Во-первых, он был порядочным человеком, а, во-вторых, много лет назад они с Яшей вместе учились в институте.

 – Она ж не просто секретарь по идеологии, что само по себе не подарок, – грустил он в телефонную трубку, – она же еще и депутат, сучка эта. Из обкома звонок был… Возмущаются. Как можно, говорят, депутата Верховного Совета оскорблять тем, что она якобы живет с ассенизатором! Это же, говорят, дискредитация власти!

– Ну, – пошел в атаку Яков Исидорыч, – честно признаться, я не понимаю, что плохого в том, что человек живет с ассенизатором. Такая же профессия, как и все остальные. Живет себе и живет! Пусть радуется, что так повезло. Я лично знаю сотни женщин, которые почли бы за счастье найти какого-нибудь завалящего ассенизатора, да ведь нету. Нету! Дефицит, можно сказать. И потом, она же не дала мне досказать.

– Что не дала досказать? – чуть ли не завыл партийный товарищ.

– Она не дала мне досказать, – тоном заговорщика зашептал Кипренский, – что она живет не просто с каким-то там безвестным ассенизатором, а с ассенизатором – Героем Соцтруда, почетным гражданином Нижнего Тагила и трижды орденоносцем ордена Ленина!!! – И выдохнул воздух.

 

Из-за этой фантазии студенческий друг Кипренского, наоборот, едва не задохнулся от очевидной лжи.

– Яша, – попросил он чуть не плача, – я тебя умоляю, заткни свой поганый рот раз и навсегда. Тебе ведь всего полгода до пенсии осталось! Чтоб в последний раз!

– В последний-последний! – согласился Кипренский и на следующий же день, представляя во время концерта инструментальный ансамбль, объявил:

– У рояля Вадим Шпаргель, ударник – Михаил Тургель, гитара – Иван Соколов. – Помялся секунду, помучился и залепил: – Почти русская тройка!

Неисправимый был человек.

  

ЖЕНИТЬБА.

( Илья начинал сценическую деятельность как конферансье.  По партийному объявлял «следующий номер нашей программы»  – бк). Итак, он вышел на сцену….

 

Она сидела в первом ряду, и ее кофточка ярко фосфоресцировала на фоне серого зала. Я бодро рапортовал позитивную шелупонь и уже добрался до флагмана молдавской индустрии – тираспольского пищевого комбината.


– Вдумайтесь только в эти цифры, – оптимистично вещал я, – одних только помидоров комбинат выпускает до двухсот тысяч банок в день. Не говоря уже про огурцы! Трудно найти на карте место, куда бы не поступала его продукция. Это и Прибалтика, и Белоруссия, и даже Каракалпакия.


На слове «Каракалпакия» я обычно делал ударение, давая понять, что кому-кому, а уж такой изнеженной нации, как каракалпаки, так просто не угодишь.


В этот момент я и встретился с ней глазами и сразу почувствовал, что судьба тираспольского пищегиганта стала мне глубоко безразлична.


Думалось об одном – как познакомиться.


Работала в «Зымбете» костюмершей некая Анька по кличке Пулеметчица. Непонятно почему, но Анька считала себя невероятно умной и привлекательной. Единственное, что тревожило ее мятежную душу, – это непонимание, чего же все-таки в ней больше – ума или сексуальности.


Что касается меня, то я всегда считал, что по красоте Анька уверенно могла бы занять второе место в мире после морского окуня. А если говорить об интеллекте, то тихого омута ее сознания не потревожило ни среднее, ни даже начальное образование.


Анька была на редкость тупа, и там, где обычно располагаются мозги, зияла огромная, ничем не заполняемая дыра.


Однако обращаться в сугубо мужском коллективе с такой деликатной просьбой было абсолютно не к кому, а посему в антракте я подвел Пулеметчицу к занавесу, нашел в нем отверстие и, впихнув в это отверстие Анькину физиономию, прошептал:


– Видишь, в первом ряду сидит девушка, волосы в пучок, в руках книжка?

– Ну и шо? – буркнула Анька.

– Подойди к ней и скажи, что, когда начнется второе отделение и откроется занавес, на сцену выйдет юноша…

– И шо?


Все-таки она была законченной кретинкой.

– Да ни шо! Просто попросишь ее подождать, когда все закончится. Запомнила?

– Ага, – кивнула Анька и закатила страдальчески глаза, очевидно прося у боженьки дать ей силы, чтобы не расплеснуть по дороге вверенную ей ценную информацию.


Выйдя на сцену, я старался, как никогда. Но все напрасно. Выбранная мною девушка не только не обращала на меня никакого внимания, а наоборот – вглядывалась куда-то вглубь, явно кого-то ища и, что обидно, явно не меня.

– Анька, – спросил я расстроенно, уй-дя под жиденькие аплодисменты, – что ты ей вякнула? Она же в мою сторону даже не посмотрела!

– А шо такое? – всполошилась Анька. – Чуть шо, так сразу Анька как будто виновная! Нишо я не такого не сказала. Как ты сказал, так я и сказала. Сказала, шо выйдет юноша, откроет занавес, а потом, чтобы она его подождала. Вот шо я сказала. А она сказала: «Хорошо». Больше я ничего не сказала.


Мне стала понятна природа тревожного взгляда, устремляющегося за кулисы. Она искала таинственного носителя загадочной профессии открывальщика занавесов. Я дождался конца концерта и перехватил незнакомку у самого выхода.

– Что вам угодно? – спросила она, обдав меня Гренландией.

– Видите ли, – сказал я, стараясь выглядеть предельно тактичным, – мне сдается, что вас неправильно проинформировали.


Далее я понес абсолютную лабуду, разобраться в которой было невозможно ни практически, ни теоретически.


– Дело в том, – вешал я лапшу девушке, – что наша заведующая костюмерным цехом неправильно истолковала и даже исказила все то, что я просил довести до вашего сведения, и, говоря о субъекте, открывающем занавес, она име-ла в виду не работника, открывающего занавес элементарным поворотом ручки, а наоборот, – того, кто одним лишь своим выходом на сцену символизирует открытие этого занавеса. А поскольку этим субъектом "Х" был я, то мне показалось, что вы, как девушка, несомненно логически мыслящая, сопоставив все эти факты, легко бы пришли к заключению, что костюмерша имела в виду не некое эфемерное существо, формально выполняющее механическую функцию, а мою личность, как таковую.


Еле выпутавшись из этого, безусловно, сложносочиненного предложения, я почувствовал:

а) тоску и опустошение;

б) желание выпить.

– Вы сами-то поняли, что сказали? – спросила девушка.

– Не-а! – признался я.


В кармане доживала последние часы потрепанная, много повидавшая на своем веку трешка. Тем не менее, чтобы не ударить в грязь лицом, я пригласил девушку в ресторан, где мы наконец и познакомились.

– Шампанского? – развязно спросил я, тревожно прощупывая карман, дабы лишний раз убедиться в наличии незабвенной трешки.

– Пожалуй, нет, – деликатно отказалась девушка Ира.

– Но почему же? – переспросил я, радостно предчувствуя, что без шампан-ского, быть может, смогу уложиться.

– Я, пожалуй, коньяка выпью. Чтобы напряжение снять, – томно произнесла она.

– Ну, коньячку так коньячку! Пожалуй и я тогда коньячку, – гаркнул я, а про себя подумал: «А и хрен с ним! Будь что будет!»

А было: борщ украинский – 2, салат «Оливье» – 2, котлета по-киевски – 2, десерт – 2, коньяк – 300 г! Итого – десять рублей ровно.

– Секундочку! – проникновенно сказал я официанту. – Секундочку! – и большим и указательным пальцами изобразил малость и ничтожность этой секундочки. Тот, почувствовав неладное, отошел. Ира тоже почувствовала.

– Денег нет? – спросила она.

– Ну не то чтобы совсем нет, – бодрился я, – кое-что есть, конечно. Но рублей семь-восемь не помешали бы. Вечером отдам, чесслово.

– Ну о чем вы говорите, – смутилась Ира и вытащила из сумочки глянцевый червонец. Не чета моей потаскухе – трешке.

 

Еще долго и довольно часто приходилось ей потом заглядывать в заветную сумочку. Даже в торжественный день подачи заявления.


– Ну вот! – сказала делопроизводительница загса, приятная женщина с лицом Малюты Скуратова. – Свадьба ваша через три недели. С вас рубль пятьдесят.

– Сколько-сколько? – неприятно уди-вился я, словно речь шла не о жалком рубле с мелочью, а, по меньшей мере, о десяти тысячах долларов. Я был вне себя. – Это ж грабеж какой-то! Что вы себе тут позволяете? Приходит человек вступать в законный брак, настроен на положительные эмоции, готовит себя к многолетнему супружеству, и так, можно сказать, весь на нервах, а тут нґа тебе – рубль пятьдесят! – не мог остановиться я.

– Успокойся, дорогой, – мягко, но с достоинством произнесла моя будущая супруга и поистине царским жестом подала делопроизводительнице указанную сумму.


Мне показалось, что в этот момент уверенность Ирины в правильном выборе спутника жизни несколько пошатнулась. К счастью, мне это только показалось.


– Мне приснился странный сон, – сказала она как-то. – Будто встает огромное золотое солнце и говорит: «Скоро ты выйдешь замуж. Может, он невзрачен, неказист и нескладен, твой суженый, но ты будешь счастлива с этим уродом».


Согласитесь – после подобной рекомендации со стороны светила отказать девушке в таком пустяке, как замужество, было бы просто неприлично.


Вскоре я, нервный и ослабший от суточной тряски в поезде, прибыл в Ленинград на предмет знакомства с будущей тещей. Тесть был не в счет, поскольку погодой в доме правила именно она. Понимая всю важность первого рандеву, мне очень хотелось произвести приятное впечатление, и уж не знаю, как там насчет приятности, но то, что впечатление на нее я произвел необыкновенное, – это точно.


Будущая теща усадила меня за стол, и между нами началась неторопливая беседа. Коллоквиум, так сказать. А точнее, проверка на вшивость.


Чтобы разговор шел свободно и легко, я старался вести себя более непринужденно, чем этого требовали обстоятельства, но, очевидно, мои представления об этом деликатном предмете никоим образом не совпадали с представлениями Ириной родительницы. И, когда непринужденность, как мне казалось, уже достигла своего апогея, мадам, извинившись, вышла на кухню и сухо сказала:


– Дочка, по-моему, он пристрастен к вину!

Так и сказала: «Пристрастен». Не полкан подзаборный, не бормотушник… Нет! «Пристрастен»!

– А то, что он еврей, тебя не пугает? – дипломатично спросила Ира.

– Ну что же поделаешь, дочка! – вздохнув, откликнулась маманя. – Одним больше, одним меньше.


Дело в том, что и старшая дочь была замужем за евреем. Прямо как проклятие какое-то висело над их семьей. Когда, спустя год, мы привезли из роддома новорожденного Дениску, теща погладила малыша по голове и грустно констатировала:

– Надо же, такой маленький, а уже жидовчик.

– Не волнуйтесь, дорогая, – сказал я, – когда мальчик вырастет, он у нас обязательно будет русским. Это я вам гарантирую.

– По паспорту, может, и будет, – про-должала грустить теща, – а вот по папе?


Я почувствовал себя глубоко виновным в трагическом будущем ребенка и дал слово воспитать его так, чтобы в национальной принадлежности мальчика никто не усомнился. Я покупал ему картинки с русскими пейзажами, читал сказку «Теремок» и разучивал с ним наизусть «Дубинушку». Все мимо. Мальчик никак не отрывался от семитских генов, хоть и был похож скорее на маленького араба, чем на то, что ему инкриминировали взрослые. Да что там взрослые? Однажды он, смахнув слезу, спросил:

– Папа, а почему детки в садике меня ливрейчиком называют?

– Ну и пусть называют, – как мог, успокаивал его я. – Не страшно. Детки еще глупые. Не понимают.

– А если не страшно, почему они меня боятся и не хотят со мной играть?

Не знаешь, как и ответить – такие дети задают вопросы каверзные.


Один мой приятель как-то сказал после третьего стакана:

– Я вообще, Илюха, не понимаю, какая разница, кто ты? Главное – каков ты. Если бы я был премьер-министром, я бы ввел новые паспорта без всяких национальностей. Пункт первый – имя, пункт второй – фамилия, пункт третий – год рождения, пункт четвертый – гражданство, пункт пятый – еврей, не еврей – нужное подчеркнуть.

 

 


Группа НА-НА,na-na, NA-NAx, алибасов, alibasov, шоу, show, www.na-nax.com

 

 

 

Комментарии   

Мирослава
#16 Мирослава 21.11.2012 23:43
Царствие Небесное...
Цитировать
**#Евгения#**
#15 **#Евгения#** 21.11.2012 15:36
Выражаю искреннее и глубокое соболезнование всем родным и близким, всем поклонникам, всем друзьям и всем, кто был знаком с Ильёй Олейниковым. Для нашей семьи было потрясением известие о его кончине. Хотя несколько дней подряд на канале "Россия" по-прежнему идёт программа "Городок" и ощущение такое, будто ничего ужасного не произошло, что всё в порядке. Светлая ему память, Царстие Небесное.
Цитировать
Таньша
#14 Таньша 21.11.2012 00:30
Огромное спасибо за рассказы,смеяла сь до слёз...
Звезда человека не гаснет до тех пор, пока на земле жива хоть одна душа которая его помнит.
Звезда Ильи Олейникова будет гореть ещё долго,долго благодаря его таланту.
Вечная ему память.
Цитировать
ikar-007 Коломна
#13 ikar-007 Коломна 20.11.2012 23:08
Да...как-то внезапно и кучно уходят Великие в последнее время. Грустно на душе, тоскливо! Вечная Память!

Цитировать
Dmitry Neco - Chel-k-
#12 Dmitry Neco - Chel-k- 20.11.2012 22:04
...
Цитировать
Мари
#11 Мари 20.11.2012 21:20
Прочитала мужу вслух рассказы, смеялись до упаду!
Цитировать
малышка
#10 малышка 20.11.2012 21:12
Я до сих пор не могу поверить в его смерть...
Цитировать
Мари
#9 Мари 20.11.2012 20:59
Великий... мудрый... вечная, светлая память..
Цитировать
Lara, Москва
#8 Lara, Москва 20.11.2012 20:44
Цитата:
Я почувствовал себя глубоко виновным в трагическом будущем ребенка и дал слово воспитать его так, чтобы в национальной принадлежности мальчика никто не усомнился.
Илья Олейников был сам талантливым человеком и таким же воспитал своего сына...
Последние два абзаца читала со слезами на глазах...
Светлая ему память...
Цитировать
Фана-нат.kz
#7 Фана-нат.kz 20.11.2012 19:21
Так вот из интервью Стоянова;
Однажды Олейников пришел на съемку концерта,на нем были одеты коричневые туфли,белые носки,зеленые брюки,желтая-сл егка затертая рубашка и малиновый пиджак.
Стоянов удивился,спраши вает его "Илюш что это такое,как это все называется?"-он отвечает "Это все-называется ансамбль!"
Стоянов "А рубашечка то затертая"-Олейн иков вопрошает "А ты видел когда-нибудь декорацию вблизи"

В этом был весь Илья Львович-царство небесное...
Цитировать
Фана-нат.kz
#6 Фана-нат.kz 20.11.2012 19:14
Всем привет! Мне хотелось бы еще раз вспомнить Илью Олейникова,т.к. у него было потрясающее чувство юмора вспомнить хочу одной веселой историей.
Цитировать
Юлька-Ekb
#5 Юлька-Ekb 20.11.2012 18:44
Замечательный был артист. Настоящий!
Цитата:
Не волнуйтесь, дорогая, – сказал я, – когда мальчик вырастет, он у нас обязательно будет русским. Это я вам гарантирую.
А таки фамилия у мальчика еврейская)))
Цитировать
Elenka. Рыбинск
#4 Elenka. Рыбинск 20.11.2012 18:23
Цитирую малышка:
Было очень интересно почитать. И очень жаль, что этого Великого человека больше нет с нами... Я обажаю его творчество и для меня это большая потеря. Слезы на глазах :cry:



Полностью согласна, очень жаль, когда уходят такие талантливые люди.
Цитировать
Лора
#3 Лора 20.11.2012 16:25
Очень печально... Хороший был актер и просто душевный человек. И дуэт с Юрием Стояновым - замечательный.С ветлая память...
Цитировать
малышка
#2 малышка 20.11.2012 15:45
Было очень интересно почитать. И очень жаль, что этого Великого человека больше нет с нами... Я обажаю его творчество и для меня это большая потеря. Слезы на глазах :cry:
Цитировать
Ирина Запорожье
#1 Ирина Запорожье 20.11.2012 15:02
Не успеваю опомниться.Утра та за утратой...
Цитировать

Статьи

  1. С Днём Рождения, Геннадий Викторович Хазанов!
  2. Николай Агутин: Группу Интеграл знал каждый
  3. Геннадий Хазанов о супружестве
  4. Матвей Аничкин: Алибасов остановил время
  5. Алла Пугачёва осталась без подарка
  6. Имена на вечере памяти А.Барыкина
  7. группа НА-НА. Весёлое поздравление от Геннадия Хазанова. group na-na.Alibasov.Алибасов. Vladimir Politov.Vyacheslav group na-na.Alibasov.Алибасов. Vladimir Politov.Vyacheslav
  8. группа НА-НА.Мистерии Германа Виноградова сводят с ума и оздоравлиают человечество. group na-na.Alibasov.Алибасов. Vladimir Politov.Vyacheslav group na-na.Alibasov.Алибасов. Vladimir Politov.Vyacheslavв
  9. группа НА-НА. Известный российско-американский альтернативный музыкант В. Шумов в гостях у Алибасова. group na-na.Alibasov.Алибасов. Vladimir Politov.Vyacheslav group na-na.Alibasov.Алибасов. Vladimir Politov.Vyacheslav
  10. группа НА-НА.Бари Алибасов рассказывает о Сергее Перегуде. Рубрика – Интеграл 50 лет. group na-na.Alibasov.Алибасов. Vladimir Politov.Vyacheslav group na-na.Alibasov.Алибасов. Vladimir Politov.Vyacheslav
  11. группа НА-НА. Анатолий Полотно - суперзвезда шансона, первый автор НА-НА. group na-na.Alibasov.Алибасов. Vladimir Politov.Vyacheslav group na-na.Alibasov.Алибасов. Vladimir Politov.Vyacheslav
  12. группа НА-НА. Коллеги о группе НА-НА и Бари Алибасове.Николай Аверюшкин, Владимир Качан. group na-na.Alibasov.Алибасов. Vladimir Politov.Vyacheslav Zherebkin. Владимир Политов. Вячеслав Жеребкин
  13. группа НА-НА.Алла Пугачёва – Великая женщина, которая живёт. group na-na.Alibasov.Алибасов. Vladimir Politov.Vyacheslav Zherebkin. Владимир Политов. Вячеслав Жеребкин
  14. группа НА-НА. Матвей Аничкин: Алибасов - начало эпохи рока в СССР. group na-na.Alibasov.Алибасов. Vladimir Politov.Vyacheslav Zherebkin. Владимир Политов. Вячеслав Жеребкин
  15. группа НА-НА. Александр Запорожец - спонсор Бари Алибасова в Чехословакии. .group na-na.Alibasov.Алибасов. Vladimir Politov.Vyacheslav Zherebkin. Владимир Политов. Вячеслав Жеребкин
  16. группа НА-НА. Умерла Великая Римма Маркова. group na-na.Alibasov.Алибасов. Vladimir Politov.Vyacheslav Zherebkin. Владимир Политов. Вячеслав Жеребкин
  17. Группа НА-НА. Ушла Великая Оптимистка Елена Образцова. group na-na.Alibasov.Алибасов. Vladimir Politov.Vyacheslav Zherebkin. Владимир Политов. Вячеслав Жеребкин
  18. группа НА-НА. Николай Агутин о работе с Пугачёвой.group na-na.Alibasov.Алибасов. Vladimir Politov.Vyacheslav Zherebkin. Владимир Политов. Вячеслав Жеребкин
  19. группа НА-НА. Николай Агутин - отец ВИА.group na-na.Alibasov.Алибасов. Vladimir Politov.Vyacheslav Zherebkin. Владимир Политов. Вячеслав Жеребкин
  20. группа НА-НА. С Днем Рождения, Александр Шешунов! group na-na.Alibasov.Алибасов. Vladimir Politov.Vyacheslav Zherebkin. Владимир Политов. Вячеслав Жеребкин
  21. группа НА-НА.Читаем книгу Алибасова. group na-na. Алибасов. Alibasov
  22. группа НА-НА. group na-na. Юрий Лоза. Алибасов. Alibasov
  23. группа НА-НА.Юная старость. group na-na.Алибасов. Alibasov
  24. группа НА-НА. group na-na. Пиарщица и Киркоров. Алибасов. Alibasov
  25. группа НА-НА. Алибасов в высоких инстанциях. group na-na. Alibasov
  26. группа НА-НА. Хуже Интернета только Бари Алибасов
  27. группа НА-НА. И Батькой Славе Жеребкину быть! Алибасов
  28. группа НА-НА не обосралась, потому что утром покакала. Алибасов
  29. группа НА-НА. Евгений Додолев. Вечная группа НА-НА. Алибасов
  30. группа НА-НА. Атмосфера взаимопонимания - это химера? Алибасов
  31. группа НА-НА. Как остаться востребованным? Алибасов
  32. С Днём Рождения, Лидия Николаевна Шукшина! Алибасов
  33. Алибасов. Артист - навоз для СМИ. Жене Белоусову 50лет. группа НА-НА
  34. Алибасов отказал Стасу Михайлову
  35. НА-НА - единственная группа, которая умеет работать
  36. Алибасов поздравил Вилли Токарева с юбилеем
  37. Елена кукарская: Мечтаю уйти под крыло к Бари!
  38. Лев Прыгунов: "Я жду Алибасова и группу НА-НА на свою выставку"
  39. Дмитрий Дибров и Данко о группе НА-НА и Алиибасове
  40. Эволюция Барина. Группа НА-НА. Алибасов
  41. Олег Безъязыков:группа НА-НА - это энергичный шансон.
  42. Филипп Киркоров востребован и любим назло врагам и завистникам
  43. Застенчивая Алла Пугачёва! Алибасов. группа НА-НА.
  44. Николай Дроздов хочет сотрудничать с Алибасовым
  45. Алибасов. Умер Рем Иванович Вяхирев
  46. Алибасов. Юрий Лоза
  47. Продюсер Алсу Валерий Белоцерковский: Алибасову удалось скрестить ежа и ужа
  48. АЛЕКСАНДР ЛЕВШИН: ДЕВИЗ БАРИ: «ЕЩЕ НЕ ПОЗДНО!»
  49. Гений Александр Шешунов
  50. Первый миллионер СССР бегал за пирожками для Алибасова
  51. Илья Олейников. Алибасов. ЧЁС. Клявер. Веселые рассказы.
  52. Бари Алибасов и Джордж Ровалс не тонут
  53. Памяти Александра Николаевича Скорлупкина
  54. Умер Александр Николаевич Скорлупкин. Ближе человека у Алибасова не было
  55. Алибасов С.П. Капица -не всё гениальное просто.
  56. Праздничный Федор Чеханков. Группа НА-НА. Алибасов
  57. Группа НА-НА. Алибасов. Умер Дик Кларк
  58. Алибасов. С днём рождения Александр Скорлупкин
  59. Алибасов. Рождественская.
  60. Марина Хлебникова о Бари, «Интеграле» и «Бенифисе»
  61. С Днем Рождения, Лена Ленина!
  62. Светлана Конеген: «Я была абсолютным ангелом!»
  63. Шукшина : главное в человеке - естество
  64. Строчите, Шура, строчите
  65. Сергей Челобанов в бенефисе группы НА-НА
  66. Сергей Челобанов
  67. Алибасов, «Интеграл», Андрей Разин и группа НА-НА.
  68. Продюсер "Ранеток"
  69. Алибасов: О Юрии Кукине
  70. Александр Шешунов. От Аллы Пугачевой и группы На-На до Олимпиады 2010.
  71. С Днём Рождения, Раймонд Паулс! Группа НА-НА
  72. Модельер А.Шешунов - встреча с Бари Алибасовым
  73. Балетмейстер Карасёва - механик у Алибасова
  74. Смерть бессильна перед юмором Нелли Кобзон, и ответственностью её мужа.
  75. Переговоры с клубом "Кай Метов" завершились супом
  76. Умер Виктор Степанович Черномырдин, он любил группу НА-НА
  77. Отчет Бари Алибасова о здоровье Иосифа Давыдовича Кобзона.
  78. Сергей Мильниченко(Ранетки) и Владимир Боровиков(Мюзикл Трейд) – нанайский Ренессанс.
  79. Игра "Что? Где? Когда?". Ворошилов, Алибасов, НА-НА
  80. Оркестр Олега Лундстрема и НА-настальгия
  81. Давид Тухманов и НА-НА
  82. Слава Зайцев талисман алибасова
ОК

Бари Алибасов